Личный кабинет

Взрослый юбилей юного театра

03 ноября
Взрослый юбилей юного театра

Первый директор Ярославского ТЮЗа Юрий Иванов – об истории театра в контексте времени

Ярославский театр юного зрителя открылся 3 ноября 1983 года. Накануне 40-летнего юбилея мы встретились с первым директором, а сегодня – заведующим литературно-драматургической частью театра Юрием Ивановым.

Юрий Александрович, вы по образованию инженер-химик, окончили Ярославский технологический институт. Как ваша жизнь оказалась связана с театром?

- У меня есть второе, гуманитарное, высшее образование и, должен сказать, очень качественное. Но это так, для справки. А по существу… Я в молодости активно занимался академическим вокалом, и до сих пор очень люблю певческий голос и такой жанр, как опера! Затем увлекся театральным искусством. В Ярославле в 1967 году во Дворце культуры моторостроительного завода (сегодня это ДК имени А.М. Добрынина), где я занимался в вокальной студии, появился Театр советской поэзии, созданный худруком дворца Ириной Георгиевной Колесса. Она собрала очень интересный коллектив – молодежный, современный, прогрессивный. В этом театре в разные сезоны занимались порядка 50 человек. В нем несколько лет играл Юрий Спиридонов – основатель и режиссер ярославского театра-студии «Балаган». Года два с театром был связан ныне широко известный артист Стас Садальский. Один из ведущих артистов нашего театра – Владимир Шепелев тоже «поварился» в этом коллективе. Это было время увлечения любимовской «Таганкой», социальной поэзией, которая тогда вышла, как говорится, на широкие просторы. Я очень любил эту поэзию, вырос на стихах Р. Рождественского, А. Вознесенского, Е. Евтушенко, Б. Окуджавы, на бардовской песне. Может быть, я ошибаюсь, но считаю, что театральной, а не концертной сцене больше подходит именно социальная, гражданская лирика с ее энергетикой, заряженностью на действие – тогда это увлечет зрителя.
В Театре советской поэзии мы занимались по программе Щукинского училища, адаптированной для любительского театра, потому что Ирина Георгиевна была фанаткой «Щуки». У нее была мечта – превратить любительский коллектив в костяк труппы создаваемого в Ярославле Театра юного зрителя, о чем ей было, вроде бы, обещано со стороны властей, как я это знаю с ее слов.
Очень многим, что я стал понимать в искусстве театра, я обязан Ирине Георгиевне. Это был потрясающий человек! Она заразила меня театром на всю жизнь.

Когда в Ярославле начали строить ТЮЗ, вы ведь были еще студентом?

-Да. А позже мне довелось, как и многим ярославцам, поработать на этой стройплощадке во время коммунистических субботников. Мне там приходилось и керамзит потаскать, и много чего делать. Строящееся здание, конечно, поражало своими размерами. И каждый раз, когда я проходил мимо него, думал: «Господи, и какому страдальцу достанется эта громадина?»

Оказалось, что досталась вам…

- Причем я узнал, что буду директором ТЮЗа за день до назначения.

Как это случилось?

- После окончания института я, поработав два с половиной года на кафедре в родной альма-матер, был избран заместителем секретаря комитета комсомола. А затем моя карьера развивалась в этом направлении – был вторым секретарем райкома комсомола, командиром областного штаба студенческих стройотрядов, секретарем обкома комсомола. В 1978 году был принят на работу в областной комитет компартии инструктором в отдел агитации и пропаганды, где в круг моих обязанностей входило кураторство работы учреждений искусства, кино, спорта, ветеранских организаций, участие в работе различных комиссий и общественных советов, включая совет Театра имени Федора Волкова.
Проработав пять лет, я почувствовал, что эта деятельность становится мне все менее интересной. И я порывался уйти на практическую работу. В 1983 году мне предложили возглавить Волковский театр, были получены все согласования, в том числе и с Министерством культуры РСФСР. И вдруг в одночасье все поменялось. О причинах этого говорить не стану, но руководитель обкома Федор Иванович Лощенков принял решение оставить на должности прежнего директора Волковского, дав ему доработать до пенсии. А обо мне, как передали, Федор Иванович сказал: «Молодой? Перспективный? Грамотный? Молодым и карты в руки! Пусть идет и создает новый театр». У меня, конечно, не было вариантов. Откажешься – через какое-то время будешь не у дел. В те времена в руководящих органах были строгие порядки. Вот так в 37 лет я стал директором ТЮЗа. Но о таком повороте событий нисколько не жалею, поскольку это дало мне возможность в ускоренном порядке окончить «школу молодого театрального бойца».

Когда вас назначили директором, строительство театра еще продолжалось?

- Стройка шла вовсю! Было столько не доделано… Казалось, тут и года не хватит, чтобы всё это завершить. А времени до открытия оставалось всего два месяца. В помещении Театра юных зрителей уже запланировали торжественное заседание, посвященное Октябрьской революции, приглашения всем участникам этого заседания вручили, так что пути отступления были отрезаны… Не передать, какой был аврал последние две недели! Буквально за два дня до открытия еще люстры вешали и полы покрывали лаком… Здесь я хотел бы вспомнить словами благодарности руководителя штаба строительства Игоря Аркадьевича Толстоухова, в то время первого секретаря горкома КПСС, Юрия Андреевича Андреева, начальника областного управления культуры, Залмана Борисовича Ваховского, который долгое время был директором еще строящегося театра, команду инженерно-технического персонала под руководством главного инженера театра Игоря Эльмановича Агена, который и сегодня, хоть и на другой должности, служит в нашем театре, как и инженеры из того же первого призыва – Николай Валентинович Кабанов и Сергей Павлович Погожев.
Усилиями строителей и нашего персонала театр открыли в установленный срок.

С улыбкой вспоминаю, как на торжественном заседании в честь Октябрьской революции выступал ансамбль песни и пляски Северного морского флота. Вышли эти морячки на сцену. Как пустились в матросский перепляс! Пылища поднялась как на старом мукомольном заводе! Я не знал, что делать, хотел уже бежать за кулисы… На мое счастье в зале рядом со мной сидел второй секретарь обкома партии Владимир Федорович Горулев, который меня остановил словами ободрения: «Юра, не волнуйся, это – благородная, строительная пыль».

До собственных постановок было еще почти четыре месяца. В каком формате проходило первое открытие ТЮЗа?

- Это была торжественная церемония. Официальные поздравления чередовались с театральными сценами. На открытие приехали знаменитый поэт Сергей Владимирович Михалков, министр культуры РСФСР Юрий Серафимович Мелентьев, были представители театров – главный режиссер Центрального детского театра Алексей Владимирович Бородин, художественный руководитель Ленинградского ТЮЗа Зиновий Яковлевич Корогодский… Много было гостей.

Считается, что 3 ноября – первый день рождения театра. После случился второй и даже третий…

- Днем рождения я считаю 3 ноября – день подписания акта о приеме театра и вручения символического ключа (это был фигурный ключ, выполненный из керамики). Но дело в том, что нам пришлось закрыться на несколько месяцев сразу после первых торжеств. Здание-то приняли, но театр не мог полноценно функционировать – сцена была не готова, цеха не были полностью сформированы, а самое главное, не было репертуара. Надо было многое доделывать. Но жители города, не зная об этих проблемах, возмущались и недоумевали, видя театр неработающим. Власти, не вникая в ситуацию, требовали сыграть новогодний спектакль в дни школьных каникул…
Вообще, в ТЮЗе еще с начала 1980-х годов, наряду с набором инженерно-технического персонала, началось формирование творческого состава. Был назначен главный режиссер – Сергей Викторович Розов, сын знаменитого драматурга. Сергей Розов считался крепким, профессиональным режиссером. Он закончил ГИТИС, учился у великого педагога Марии Осиповны Кнебель. К моменту приглашения в Ярославль он работал очередным режиссером в Центральном детском театре (сегодня это Российский академический молодежный театр). Несмотря на статус отца – а Виктор Сергеевич Розов в советское время входил в число ведущих театральных деятелей страны – в Розове-младшем не было ни капли снобизма. Он умел ладить с коллективом, при нем не было никаких серьезных конфликтов. Сергей Викторович пригласил в театр в качестве очередного режиссера Анатолия Шаликова, пригласил актеров.

Будущие артисты ТЮЗа зачислялись в штат Волковского театра, с ними на сцене этого театра Сергей Розов поставил два спектакля – сказку В. Гольдфельда «Меч и прялка» и драму «Упал я с коня» по повести А. Толстого. К моменту открытия ТЮЗа спектакль «Меч и прялка» был уже отыгран и готовился к списанию. И тогда родилась счастливая мысль – сыграть его на нашей сцене в дни новогодних каникул. Волковцы передали спектакль нам со всеми декорациями и костюмами. И эта постановка прошла в нашем театре сорок с лишним раз, начиная с 1 января 1984 года. Поэтому этот день некоторые считают вторым днем рождения Ярославского ТЮЗа.
Но «Меч и прялка» все-таки не был создан в помещении театра. Первой собственной премьерой стал спектакль по пьесе Виктора Розова «Вечно живые» (многим известной по фильму «Летят журавли»), который уже репетировался не в Волковском театре, а в здании ТЮЗа, в тех помещениях, которые были приняты в эксплуатацию. Мы сыграли его 22 февраля 1984 года для строителей, шефов театра и общественности. И эту дату стали называть третьим днем рождения ТЮЗа. А 23 февраля спектакль «Вечно живые» уже был сыгран для зрителей.

В труппу ТЮЗа приглашали в основном выпускников Ярославского театрального института?

- Не только. Были выпускники из Воронежского театрального института – в их числе Юрий Ваксман, Сергей Аносов, Таисия и Игорь Попенко. Выпускницей ГИТИСа была наша главная травести Светлана Солнцева. А из Ярославского театрального института к нам тогда пришли Юрий Иванов, Андрей Гаркави, Наталья Щербович, Владимир Крупин, Людмила Дюженова и другие. Затем в труппу влились заслуженный артист России Игорь Баранов из Новосибирского театра «Красный факел», Юрий Клипп – из Львовского театра, а также Петр Рабчевский, Сергей Артемьев, Алла Кормакова, Лариса Зиброва. Хотел бы особо отметить, что с самого основания театра в нем служит Татьяна Николаевна Гришкова, которая и сегодня подает пример молодым актерам высокопрофессиональным отношением к делу. В театре создали худсовет и для актеров – кандидатов на прием в труппу – устраивали обязательный просмотр.
У театра появилась своя публика. Постепенно стал складываться репертуар. После спектакля «Вечно живые» вышла лирическая комедия про подростков «Чудеса в ожидании лета» в постановке Вячеслава Шалимова. И жизнь в театре пошла своим чередом.
К окончанию сезона 1984 – 1985 годов накопился достаточно серьезный репертуар, и мы рискнули устроить обменные гастроли с Горьковским ТЮЗом. А Горький (как в то время назывался Нижний Новгород) – это город с большими театральными традициями. Горьковский ТЮЗ в то время возглавляли очень авторитетный директор Нина Ивановна Головлева и известный на всю страну режиссер Борис Наравцевич. Так что гастроли предстояли ответственные. И в Горьком нас очень хорошо приняли. Не люблю хвастаться, но артисты ТЮЗа выступили действительно с большим успехом.

В это время главным режиссером театра уже был Станислав Таюшев?

- Да. Жизнь так сложилась, что с Сергеем Розовым мы расстались. Но расстались по-хорошему. И кандидатуру Таюшева предложил именно Розов, который знал Станислава Владимировича по его работе в Хабаровском ТЮЗе. В тот момент, когда мы искали главного режиссера, Таюшев работал в качестве очередного режиссера в Саратовской драме. Первое знакомство с ним состоялось по телефону. Я сразу ему сказал, что для начала он поставит спектакль в нашем театре, и если всё сложится – получит назначение главным режиссером. Он согласился.
Перед приездом Таюшева мы обсуждали с ним – что именно ставить. Он начал предлагать названия каких-то плакатных пьес. Я ответил, что нам такого не надо. И даже не надо хрестоматийных «Молодой гвардии» или «Как закалялась сталь». «Так вы не будете наставить на подобном репертуаре?!» – спросил он. И такая радость зазвучала у него в голосе! Я ответил: «Поставьте то, к чему душа лежит». И первым его спектаклем стала «Мельница счастья» по пьесе Виктора Мережко. Публика очень хорошо приняла постановку.

С Таюшевым мы одинаково смотрели на театр, на драматургию. Поэтому я легко соглашался на его эксперименты. Когда вышла дилогия Александра Володина – пьесы «Ящерица» и «Две стрелы», мы сразу взяли в репертуар оба произведения. И Таюшев решил: пусть одну пьесу ставит Анатолий Шаликов, а вторую – Сергей Розов (он в это время работал очередным режиссером). Эти два спектакля прошли очень успешно. А дальше в репертуаре появились произведения Рощина, Вампилова, Шварца… Великолепный был спектакль «Предместье» по пьесе Вампилова «Старший сын», где главную роль Сарафанова замечательно сыграл Владимир Толубеев.
Последней постановкой Таюшева в нашем театре стала его собственная инсценировка булгаковского романа «Мастер и Маргарита». Это был грандиозный спектакль, он шел два вечера подряд – такого в Ярославле не делал никто! В это время уровень труппы был невероятно высок, вместе с первым составом, костяком труппы, у нас работали великолепные артисты – Александр Горбань, Александр Даруга, Александр Каменев, Михаил Левченко, Владислав Метелица, Ирина Сидорова, Алла Зимина.

Сталкивались ли вы с цензурой, с вмешательством чиновников в репертуарную политику театра? На Таганке Юрию Любимову десять лет не давали ставить «Мастера и Маргариту». В Ярославле такого не было?

- На моей памяти ни одного спектакля не запретили. Мало того, я даже могу похвастаться. Владимир Воронцов ставил в Волковском театре «Трехгрошовую оперу». Воронцов – один из самых профессиональных и талантливых режиссеров, и спектакль получился замечательный. А главный режиссер театра Владимир Кузьмин не принимал эту постановку, на сдаче спектакля заявил, что не выпустит его. И я позвал на вторичный просмотр Владимира Ивановича Чупрунова, он тогда заведовал отделом пропаганды в обкоме. Посмотрев спектакль, Чупрунов сказал: «Товарищи, думаю, что это великолепный спектакль. Я смотрел постановку этого произведения в Театре сатиры. Наш спектакль нисколько не хуже, а даже лучше, чем в «Сатире»!» И спектакль Воронцова вышел! А когда я работал в ТЮЗе, в репертуарную политику вообще никто не вмешивался. Но и мы ничего антисоветского не ставили. Во всяком случае, на «Собачье сердце» Булгакова не посягали…

При Таюшеве вся театральная публика Ярославля ходила в ТЮЗ. Почему же с этим режиссером расстались?

-Всему свой срок, если говорить кратко. У Таюшева был, на мой взгляд, существенный недостаток для руководителя, он, пользуясь спортивной терминологией, был спринтером, а не стайером. Он мог сделать гениальным первый акт спектакля, и это можно было назвать высшим пилотажем театрального искусства. А к третьему акту всё как будто бы сникало. Например, так было со спектаклем «Дракон» по пьесе Шварца. Со временем началась чехарда с выбором репертуара, возникли конфликты в труппе, постоянные собрания, однажды спорили до двух ночи… Вызывали конфликтную комиссию из СТД. Тогдашний директор театра Николай Захаров не смог взять ситуацию под контроль. В итоге было принято обоюдное решение расстаться с Таюшевым, а затем и с Захаровым. Но Станислав Владимирович получил лестное предложение – возглавить Казанский русский большой драматический театр им. В.И. Качалова, чему я был очень рад. До сих пор у меня сохранились с ним товарищеские отношения. А Николай Захаров стал директором областной научной библиотеки им. Н.А. Некрасова.

Театр вновь остался без главного режиссера… Директором в это время был Игорь Шустерман, а вы работали первым заместителем начальника областного управления культуры.

- Да, но ТЮЗ всегда оставался для меня родным. Я принимал непосредственное участие в поисках нового режиссера. За советом обратился к очень уважаемому мной Алексею Владимировичу Бородину, художественному руководителю РАМТа, с которым я был достаточно хорошо знаком. Он мне порекомендовал, ссылаясь на мнение авторитетных специалистов, пригласить режиссера из Ташкентского русского драмтеатра Александра Кузина. Мы с Игорем Шустерманом договорились с Кузиным о встрече. Вот так, с благословения Бородина, Александр Сергеевич и появился здесь. И сразу стало понятно, что это режиссер высшего класса. Его дебютом в детском репертуаре стала «Золушка» Е. Шварца – очень красивый спектакль. А для взрослой аудитории он поставил «До третьих петухов» В. Шукшина.

На мой взгляд, Александр Кузин, безусловно, режиссер Товстоноговской школы – по глубине проработки характеров, ситуаций, положений. Это очень серьезный режиссер, который многое сделал для развития нашего театра. Но настал срок, и Александр Сергеевич покинул ТЮЗ. О причинах этого решения я говорить не буду, но они серьезны. Сегодня Кузин ставит спектакли во многих театрах страны и, по сути, остается одним из самых востребованных режиссеров-постановщиков в России.

Вы сами в 2013 году вернулись в ТЮЗ в качестве завлита. Каким вам видится развитие театра?

- Это вопрос для отдельного и обстоятельного разговора. Вкратце скажу следующее. Каждый театр по достижении определенного срока требует обновления. Настало, и давно, это время и для Ярославского ТЮЗа. Нужен какой-то новый поворот в его развитии, который изменит отношение к театру и в городе, и в театральном мире. На мой взгляд, это должен быть театр для молодежи, где найдется место и детскому репертуару. Театр творческий, чутко улавливающий пульс сегодняшнего времени. Очень люблю, как я ее называю, «формулу» Товстоногова: «Конфликт спектакля лежит в сегодняшнем зрительном зале». Театр не может жить без серьезного современного репертуара. Классика – это прекрасно, я сам ее обожаю. Но без современного репертуара, без современного звучания у театра нет будущего.

https://yarcenter.ru/blogs/nepochatova/yaroslavskomu-tyuzu-40-let/ 
Лора Непочатова

Назад к списку